Loading
Почему стрелки на Олимпийских играх сами хотят выглядеть как киборги?

Почему стрелки на Олимпийских играх сами хотят выглядеть как киборги?

Недавно на Олимпийских играх в Рио-де-Жанейро на площадку с пистолетом в руке вышла Виталина Бацарашкина, 19-летняя сибирячка, занимающаяся пулевой стрельбой. Однако пистолет был наименее устрашающей частью её внешнего вида.

Нет, золотую медаль ей можно было отдать только за то, что было на её лице: пара очков как у киборга, которые выглядели так, будто их сняли прямо с Борга из фильма «Звёздный путь».

Малоизвестные олимпийские виды спорта зачастую имеют малоизвестное оборудование, а очки для стрельбы входят в число самых странных элементов промышленного дизайна, которые можно найти на Олимпиаде. Однако сейчас на Играх они являются вполне обычной вещью. «Сейчас ими пользуются почти все», — говорит Скотт Пилкингтон, оружейник, который раньше работал со снайперами олимпийской сборной.

Поэтому ключ к меткой стрельбе не в том, чтобы сосредоточиться на цели, а в том, чтобы отрегулировать передний и задний прицел вашего огнестрельного оружия. «Способность поразить цель заключается в вашей способности правильно прицелиться», — говорит Пилкингтон. Это сложнее, чем кажется, но очки для стрельбы облегчают этот процесс благодаря хитрому оптическому трюку.

Почему стрелки на Олимпийских играх сами хотят выглядеть как киборги

Все эти оптические аксессуары выглядят сложными, потому что таковыми они и являются. Очки для стрельбы можно настраивать бесконечно, например, пара от швейцарского производителя Champion’s Choice состоит примерно из 100 различных частей. Тем не менее, даже самое сложное оборудование обычно включает в себя три основных компонента: линзу, механическую диафрагму и ряд наглазников, которые свешиваются с рамы, как шармы на браслете.

Линзы можно использовать для прицела, но на самом деле они не для этого. Глазу в состоянии покоя проще сфокусироваться на удалённом объекте, чем на том, который находится прямо под рукой, фокусировка на объекте, находящемся на переднем плане требует усилий и может привести к переутомлению глаза. Даже небольшое усиление за счёт линзы (+0,50 диоптрии) может помочь стрелку сфокусироваться на прицелах и удержать своё внимание даже тогда, когда он целится в отдалённую мишень.

Однако линзы представляют собой компромисс: когда фокус оружия становится чётче, цель может стать размытой. Тогда в ход идут наглазники и механические диафрагмы.

«Ваш глаз похож на объектив камеры», – говорит Том Гэйлорд, воздушный стрелок, известный в своих кругах как крёстный отец пневматики.

Если бы вместо пистолета у вас была камера, то сфокусироваться на цели было бы не сложнее, чем сузить апертуру линз. Это увеличило бы диапазон расстояний, на которых объект будет находиться в фокусе (у фотографов для этого есть понятие «глубина поля резкости»). Большая глубина поля резкости означает, что вы можете одновременно удерживать в фокусе цель в 30 футах от вас и оба прицела, которые находятся на расстоянии вытянутой руки.

Стрелок обычно вставляет механическую диафрагму прямо позади линз. Это позволяет ему контролировать глубину поля резкости своего зрения. Подкручивая диафрагму, он сужает апертуру и снижает количество света, попадающее в глаз, таким образом цель и оба прицела находятся в лучшем фокусе, чем если бы он не пользовался очками. «Чем меньше света вы получаете, тем лучше у вас глубина поля зрения», – утверждает Гэйлорд.

Наглазники служат той же цели: они уменьшают количество света, попадающего на зрачок стрелка. Однако непрозрачные пластиковые пластинки также предназначены, чтобы скрыть движения других стрелков и другие отвлекающие факторы. «Я использую их, чтобы заблокировать поле зрения моего не доминирующего глаза», — говорит Джейсон Тёрнер, бронзовый призёр Олимпиады-2008.

Кажется, что в этом нет никакой необходимости? Это не так. «На том уровне, на котором они соревнуются, спортсмены стараются заполучить любое, даже минимальное преимущество», — говорит Пилкингтон. А нам кажется, что они похожи на киборгов.

comments powered by HyperComments